Первый начальник первого космодрома Земли

К 100-летию Алексея Ивановича Нестеренко


Есть люди, жизнь которых непостижимым образом связана с каким-либо направлением развития техники, науки, истории, как будто судьба бережет их и направляет для свершения заданного великого дела. Такой была жизнь славного сына русского народа, военного артиллериста, ракетчика, полководца, организатора-новатора и испытателя, гвардии генерал-лейтенанта артиллерии Алексея Ивановича Нестеренко.

На его долю выпали три войны и три ранения, формирование первых минометных частей и отработка методов их боевого применения в сражениях Великой Отечественной войны, организация военного ракетного института НИИ-4 МО, массированная подготовка военных ракетных кадров для ракетных войск и штурма космоса, создание нового полигона (ныне космодром Байконур) для испытаний первой в мире МБР и запуска первых в мире спутников. Такие люди добиваются успеха упорным трудом, постоянным самообразованием, смелостью в преодолении трудностей, требовательностью к самим себе и своим подчиненным, непрерывным анализом проделанного и разработкой рекомендаций на будущее.

А. И. Нестеренко родился 17 (30) марта 1908 г. в большой крестьянской семье на хуторе Рыбушка Жирновского района Саратовской области. Семь классов окончил в Кемерово в 1925 г., артшколу в Томске - в 1929 г., курс низшей геодезии при Томском университете - в 1932-1933 гг. без отрыва от службы, артиллерийское отделение Военной академии РККА имени М.В.Фрунзе - в 1939 г.

Попав в ряды Красной армии в 1925 г., Нестеренко был командиром огневого взвода во время конфликта на КВЖД в 1929 г. До поступления в Академию служил в различных должностях в СибВО до командира батареи включительно. В 1939 г. майор Нестеренко был назначен командиром артполка (г. Речица БелВО) и с ним участвовал в Финской войне 1939-1940 гг. За успешные бои награжден орденом Красной Звезды.

Великую Отечественную войну майор Нестеренко встретил в Белоруссии, где уже 23 июня отражал прорыв фашистских танков у Лиды. В ожесточенных боях отступал перед превосходящими силами противника, попал в окружение, но вместе с полком, в полной форме, с оружием и Знаменем прорвался к Мозырю.

В августе 1941 г. в Алабино под Москвой Нестеренко сформировал 4-й гвардейский минометный полк реактивной артиллерии (из восьми формируемых). Первый залп «Катюши» его полка произвели под гоголевской Диканькой в Полтавской области 25 сентября 1941 г. За бои под Диканькой и Харьковом Нестеренко награжден орденом Ленина, за рейд по тылам врага в районе Ельца - орденом Красного Знамени. Полк Нестеренко первым среди гвардейских минометных полков наградили орденом Красного Знамени.
В качестве представителя командующего гвардейских минометных частей (ГМЧ) Ставки ВГК гвардии полковник Нестеренко в апреле-мае 1942 г. участвовал в боевых действиях на Северо-Западном фронте в районе Демянска и на Южном фронте в районе Изюма. В мае он вступил в командование оперативной группой ГМЧ Южного фронта.

В качестве начальника оперативных групп ГМЧ фронтов А. И. Нестеренко воевал на Южном, Северо-Кавказском, Брянском, 2-м Прибалтийском фронтах. За недопущение прорыва танковых колонн противника в разрыв между Южным и Юго-Западным фронтами подвижной группой Южного фронта в июле-августе 1942 г. Нестеренко представлялся к званию Героя Советского Союза. В Черноморской группе СКФ под его руководством была создана вьючная «Катюша», которая использовалась в горах, на катерах и дрезинах. Заместителем командующего артиллерией фронтов он воюет на 2-м Прибалтийском и Ленинградском фронтах. 28 августа 1943 г. ему присвоено звание гвардии генерал-лейтенант артиллерии.

В заключительных операциях войны под командованием Нестеренко находилось семь тяжелых бригад гвардейских минометов из 40 имевшихся в Советской армии, 17 полков «Катюш» из 115. Эту ударную мощь он умело применял для прорыва мощной, создававшейся в течение нескольких лет обороны немцев в условиях труднодоступной местности. Внезапное, нешаблонное, массированное, хорошо подготовленное нанесение удара в тесном взаимодействии с общевойсковыми соединениями обеспечивало прорыв сильно укрепленной обороны и разгром противника.
После выхода постановления СМ СССР от 13 мая 1946 г. о создании отечественной боевой ракетной техники в соответствии с приказом министра Вооруженных Сил от 24 мая 1946 г. в подмосковном Болшеве началось формирование ракетного НИИ-4. Начальником его был назначен Алексей Иванович Нестеренко.

Под его руководством в короткие сроки формируется основной состав института, создаются экспериментальные мастерские, испытательные стенды, оборудуется лабораторно-испытательная база: в 1947 г. в эксплуатацию введен стенд для испытаний ЖРД тягой до 100 кгс, в 1948 г. - до 500 кгс, в 1949 г. - до 2000 кгс. Нестеренко обеспечил формирование и нормальное функционирование научных коллективов, занимающихся одновременно ЖРД РДТТ и топливами к ним.

Для повышения квалификации более 200 сотрудников института были зачислены на двухгодичные инженерные курсы при МВТУ имени Н.Э. Баумана, где лекции читали С.П.Королёв, М.К.Тихонравов, Ю.А.Победоносцев, Н.Г.Чернышёв и другие крупные специалисты.

Первый план НИР, к реализации которого институт приступил уже в 1947 г., включал: исследование баллистических ракет дальнего действия, неуправляемых реактивных снарядов полевой артиллерии, зенитных управляемых и неуправляемых снарядов, наземного оборудования и, конечно, разработку боевых документов. Безусловно, план рассматривался и утверждался в Президиуме Академии артиллерийских наук. Нетрудно заметить, какой широкий спектр научных проблем заложен в план только что сформированного НИИ.

По результатам первых НИР офицеры института сформировали тактико-технические требования Военного министерства на полевые реактивные системы и снаряды. Впервые в стране доказана возможность разработки топлив на основе перхлоратных солей, а это положило начало создания смесевых твердых топлив как основы возможности создания ракет большой дальности с твердотопливными двигателями. Институт разработал принципы построения систем ПРО стратегических объектов; аванпроект комплекса ПРО стал основой для создания первой экспериментальной системы противоракетной обороны. В целях улучшения характеристик ракет изучался рабочий процесс в ракетных двигательных установках.

Выпуск эскизного проекта «Ракетный зонд» (устройство для отработки приземления людей или животных в спецкабине ракеты) стал первой значимой работой коллектива НИИ-4. Авторам проекта - А. И.Нестеренко, Е.В.Волчкову, Л.А. Елистратову, Е.И.Михайлову, П.В.Мосолову, М. К. Полищуку, А.В.Тимофееву в 1951 г. присуждена Сталинская премия 3-й степени.

В 1950-51 гг. были приняты на вооружение первые баллистические ракеты оперативно-тактического назначения Р-1 и Р-2. В их создании и испытаниях участвовали и офицеры НИИ-4. Проблемы баллистики управляемых ракет большой дальности успешно решали ученые «четверки». Не меньшее значение для развития космонавтики имели труды группы Михаила Тихонравова, которую Нестеренко «переманил» к себе в институт. В 1948 г. они доказали возможность создания пакетной схемы ракеты дальнего действия, позволяющей вывести на орбиту Земли космический аппарат. Именно тихонравовские работы стали «костью в горле» некоторым артиллерийским начальникам. Начальник института «негласно» покровительствовал руководителю отдела, но считаться с высокопоставленными оппонентами был вынужден.

К сожалению, именно в этот период назревал конфликт двух генерал-лейтенантов артиллерии: бесстрашного фронтовика, ходившего в сабельные атаки, бившего фашистские танки, руководившего большими оперативными группами в масштабе фронтовых операций и имевшего аналитический склад ума, уважительно относящегося к науке, - и генерала с авторитетом в научном сообществе, действительного члена АН СССР, заслуженного деятеля науки и техники РСФСР, проведшего годы войны в научных аудиториях и академических кабинетах, -А. И.Нестеренко и А.А.Благонравова. Специальные комиссии Военного министерства вскрывали различные ошибки руководства НИИ-4.

Вот только некоторые выдержки из многочисленных документов.

Из аттестации Нестеренко Благонравовым (1 декабря 1947 г.): «В должности начальника Института - несколько более года... Институт далеко не стал полноценно работающей организацией, не имея основных подразделений - лабораторий. Наиболее серьезным тормозом в развитии Института является срыв строительных работ не по вине начальника... Институт далеко не полно укомплектован кадрами, а из числа имеющихся кадров значительное количество лиц не являются ценными для Института работниками. В вопросах подбора кадров т. Нестеренко не проявил должного внимания... Не уделял внимания батальону охраны Института, в результате чего в этом подразделении крайне слаба воспитательная работа, а офицерский состав пытается насадить дисциплину только карательными мероприятиями и не всегда правильными...»


31 декабря 1947 г., маршал артиллерии А.А.Чистяков: «Занимаемой должности не вполне соответствует, так как не имеет высшего инженерно-технического образования. Целесообразно использовать на должности зам. ком. артил. округа».


Декабрь 1948 г., вновь маршал артиллерии А.А.Чистяков: «Не будучи лично в состоянии охватить глубоко все вопросы многосторонней тематики работ Института, тов. Нестеренко вынужден полагаться на работу своих заместителей и ближайших помощников, не всегда обладающих необходимым опытом, что иногда приводит к неправильной оценке состояния работ. В результате этого получается, что тов. Нестеренко, будучи человеком достаточно твердого и решительного характера, иногда попадает под влияние подчиненных ему лиц, которым он привык доверять больше, чем другим, и не всегда правильно разбирается в необходимых мероприятиях... Большое внимание уделяет вопросам материального обеспечения Института, иногда увлекаясь чрезмерными масштабами, в результате чего в Институте были случаи излишнего накопления неиспользуемых для работы материальных ценностей... Целесообразно командировать на ВАК (высшая аттестационная комиссия. - Ред.) при Высшей военной академии, поскольку тов. Нестеренко более соответствует по своим личным качествам и подготовке должностям, связанным с руководством боевой подготовкой. Заключение подкомиссии Высшей аттестационной комиссии 1948 г. о несоответствии тов. Нестеренко занимаемой должности по специальной своей подготовке не было реализовано в связи с крайними затруднениями в подборе лучшей кандидатуры на должность начальника Института».


Заместитель военного министра СССР Маршал Советского Союза В.Д.Соколовский 9 мая 1950 г. это решение утвердил.


Подчеркнем особо фразу «в связи с крайними затруднениями в подборе лучшей кандидатуры на должность начальника Института». За целый год альтернативу А. И. Нестеренко в Вооруженных силах СССР отыскать не смогли.


20 апреля 1950 г. в приказе военного министра СССР №0084 по итогам проверки работы НИИ-3 и использования оборудования и приборов в НИИ-4 Академии артиллерийских наук (ААН) объявляется, что, несмотря на вскрытые в 1947-1949 гг. Финансовым управлением факты нерационального расходования средств на приобретение оборудования и бесхозяйственного его использования и хранения, в декабре 1949 г. проверкой Министерства государственного контроля СССР выявлены подобные замечания. В этом приказе, подписанном заместителем военного министра СССР Маршалом Советского Союза В.Д.Соколовским, А.И. Нестеренко был объявлен выговор за «непринятие мер к наведению порядка в заключении договоров, контроля за их выполнением и использованием оборудования, аппаратуры, приборов и материалов».


В декабре 1950 г. военный министр премирует начальника НИИ-4 за проведение научно-исследовательской работы большой денежной суммой, в марте 1951 г. постановлением Совмина СССР ему присуждается Сталинская премия, а 18 сентября 1951 г. приказом военного министра СССР №00212 «О результатах проверки Научно-исследовательских институтов №3 и №4 Академии артиллерийских наук» он освобождается от должности как не обеспечивший руководство институтом. Парадоксально, но факт...


Попрощался Алексей Иванович с коллективом НИИ, которым руководил более пяти лет, и убыл в Минск на должность заместителя командующего артиллерией Белорусского военного округа. Но всего через четыре месяца, в январе 1952 г., А. И. Нестеренко вернули в Москву - он был назначен начальником ракетного факультета Военной артиллерийской академии имени Ф.Э.Дзержинского (вместо ушедшего на повышение однокашника по Томскому артиллерийскому училищу П. Н. Кулешова).

Здесь ему пришлось готовить кадры для ракетных войск. В 1952 г. на реактивном факультете академии учились 500 человек основного и 1300 человек спецнабора. Многие из выпуска 1955 г. попали на создаваемый полигон для испытаний МБР - будущий космодром Байконур.

В этот же период, с апреля 1953 по 13 июля 1955 г., Нестеренко возглавлял Государственную комиссию по испытаниям ракеты Р-11 на высококипящем окислителе.
19 марта 1955 г. приказом №0053 министра обороны СССР А. И. Нестеренко был назначен начальником создаваемого 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона для первой советской межконтинентальной баллистической ракеты Р-7. В этой должности он прослужил до 2 июля 1958 г.

Алексей Иванович стал настоящей находкой для нового полигона. Подбор кадров ему облегчала предыдущая должность начальника факультета. Офицеры верили ему и давали согласие ехать вместе с ним на покорение пустыни и космоса. Он уговорил перейти на новый полигон большую группу офицеров Капустина Яра, что позволило использовать их опыт. Используя свои обширные связи, он договорился и о подготовке испытателей на предприятиях промышленности, в НИИ и КБ.

На долю А. И. Нестеренко выпал самый тяжелый период в жизни космодрома: проектирование, строительство, монтаж, формирование, организация испытаний, жизни и быта на голом месте в сжатые сроки, когда все работы надо было делать параллельно. Он занимался отводом земельных участков для полигона, согласованием проектных документов и графиков строительства, подбором кадров, формированием частей и подразделений. Особенно много хлопот Алексею Ивановичу доставляла база падения головных частей «Кама» на Камчатке, также создаваемая на голом месте.

Много внимания Нестеренко уделял обустройству и развитию Байконура, проявляя недюжинные способности хозяйственника, предвидя и парируя многие трудности, вникая до мелочей во все вопросы планирования, строительства, быта, обеспечения и культуры. Жили в спецпоезде, палатках, старых железнодорожных вагонах, землянках, сборнощитовых бараках, на станциях Тюра-Там и Джусалы, снимали комнаты или овчарни у казахов. Трудно было с хлебом, столовыми, баней, прачечной, водой, магазинами, почтой, связью, электроэнергией. Все эти вопросы приходилось решать начальнику.

А. И. Нестеренко был простым и доступным в обращении со всеми подчиненными, контактным и бесконфликтным человеком. Хорошо ладил со своими заместителями и начальниками, но всегда защищал и отстаивал интересы подчиненных и интересы дела. Опытный организатор, деятельный руководитель, вникающий во все вопросы, он умел найти нужные слова и ключи к душам людей. Особенно тепло и заботливо относился к молодежи. Его уважали и любили все, кто его знал.


Будучи сам незаурядным, разносторонне культурным человеком, автором книг и художником, мастером спорта по лыжам, Алексей Иванович старался благоустроить быт, обеспечить отдых испытателей после трудной работы. Утро офицеров штаба начиналось с физзарядки во главе с Нестеренко. Несмотря на напряженный труд строителей на основных объектах полигона, уже к 1957 г. поселок был благоустроен и озеленен. Культурная и спортивная жизнь била ключом. В этом большая заслуга Алексея Ивановича, и он, несомненно, достоин памятника и в истории Байконура, и в истории ракетно-космической эры!

При Нестеренко на полигоне были построены: старт ракеты и техническая позиция для ракеты Р-7, головной части и ИСЗ, полигонный измерительный комплекс, жилые городки. Сооружения полигона расположены вдоль трассы полета ракеты на расстояниях до 6500 км от старта. Все это было создано и начало работать менее чем за два года, в связи с чем командование строителей и полигона достойно самых высоких наград.

Полигон проводил все виды испытаний ракеты Р-7 и спутников, определял летно-технические характеристики ракеты, выполнял военно-научную и научно-исследовательскую работу, что позволяло совершенствовать испытываемую технику и разрабатывать тактико-технические требования к перспективной ракетно-космической и испытательной технике. Полигон начал также подготовку расчетов для боевых стартовых станций первого боевого ракетного соединения в Плесецке. При Нестеренко полигон провел подготовку к пуску 15 МБР и РН. Интенсивные испытания, доработки ракеты, стартового сооружения и ГЧ потребовали напряженной работы испытателей, измерительного комплекса полигона, отдела анализа, поисковых групп и обслуживающих подразделений.

8 мая 1958 г. генерал-лейтенант артиллерии А. И. Нестеренко был назначен членом Военно-технического комитета Генштаба ВС СССР по ракетной технике.

За руководство боевым расчетом космодрома при запуске Первого в мире ИСЗ Алексей Иванович был награжден третьим орденом Ленина, за обеспечение запуска первого космонавта планеты -орденом Трудового Красного Знамени.

Алексей Иванович ушел в запас 9 августа 1966 г. После увольнения он занялся живописью. Несколько его картин,написанных маслом на холсте, экспонируются в музеях космодрома Байконур, НИИ-4, Академии РВСН имени Петра Великого. Он автор книги «Огонь ведут "Катюши"», соавтор книг «Вышли на фронт "Катюши"», «Ракеты и судьбы» и многих публикаций в специальной и закрытой печати.

Нестеренко много работал на общественном поприще: возглавлял Совет ветеранов Байконура, встречался с молодыми офицерами, студентами, школьниками, рассказывая им о героических традициях первопроходцев Вселенной, о подвигах ракетчиков в годы Великой Отечественной.

Умер Алексей Иванович 18 июля 1995 г. Похоронен на Новокунцевском кладбище.

За службу Родине А. И. Нестеренко награжден тремя орденами Ленина, тремя орденами Красного Знамени, орденами Суворова II степени и Кутузова II степени, орденом Трудового Красного Знамени, тремя орденами Отечественной войны I степени, двумя орденами Красной Звезды и двадцатью медалями. Президиум Академии наук СССР вручил ракетному военачальнику две памятные медали: «В честь запуска в СССР первого ИСЗ 4 октября 1957 г.» и «В честь первого в мире полета советского человека в космос». Ему присвоено звание почетного гражданина города Ленинска (ныне г. Байконур). Имя Нестеренко носят улицы в городах Юбилейный Московской области и Байконур. Его жизнь - яркий пример всем поколениям патриотов Отчизны.

В. Порошков 
специально для «Новостей космонавтики» №5 - 2008г.