Космонавт - 2

Родился 11 сентября 1935 года в селе Верхнее Жилино Косихинского района в Алтайском крае в семье Степана Павловича Титова. Степан Павлович был писателем, играл на множестве инструментов, рисовал, писал стихи и песни. В военнные годы Степан Павлович был на фронте, а его жена Александра с сыном Германом и дочерью Земфирой жили у родителей в коммуне Майское Утро — там Герман учился с первого по третий класс, семилетку он заканчивал в Полковниково, а среднюю школу — в селе Налобиха. В армии с июля 1953 года. В 1955 году окончил 9-ю военную авиационную школу лётчиков (г. Кустанай), в 1957 году — Сталинградское военное авиационное училище в г. Новосибирске. Служил в строевых частях ВВС в Ленинградском военном округе (26 авиаполк, машины СУ-7).

В 1960 назначен в отряд космонавтов. Дублёр Ю. Гагарина. Был выбран пилотом второго космического корабля «Восток-2», запущенного в августе 1961.

6-7 августа 1961 года Герман Титов совершил космический полёт продолжительностью 1 сутки 1 час, сделав 17 оборотов вокруг Земли, пролетев более 700 тысяч километров.

В полёте имел позывные «Орёл». Спускаемый аппарат приземлился вблизи города Красный Кут Саратовской области.

На момент полёта Герману Титову было без одного месяца 26 лет, благодаря чему он является самым молодым из всех космонавтов, побывавших в космосе.

За успешное осуществление космического полёта и проявленные при этом мужество и героизм майору Титову Герману Степановичу Указом Президиума Верховного Совета СССР от 9 августа 1961 года присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 11158).

В 1968 году Титов окончил Военно-воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, в 1972 году — Военную академию Генерального штаба.

В 1972—1973 годах — заместитель начальника Центра по управлению космическими аппаратами военного назначения Главного управления космических средств Министерства обороны СССР, в 1973—1979 годах — заместитель, в 1979—1991 годах — первый заместитель начальника ГУКОС МО СССР по опытно-конструкторским и научно-исследовательским работам. Являлся председателем нескольких государственных комиссий по испытаниям ракетно-космических систем. С октября 1991 года генерал-полковник авиации Г. С. Титов — в запасе.

В 1992—1993 годах — президент Международного научно-технического центра по космонавтике и электронике «Космофлот», в 1993—1995 годах — заместитель председателя совета Российского центра конверсии аэрокосмического комплекса. С 1999 года — президент Федерации космонавтики РФ.

Жил в Москве.

Член КПСС с 1961 года. Баллотировался в первом (1993) и втором (1995) созывах в Государственную Думу от КПРФ. 14 мая 1995 года победил на довыборах в Коломенском округе. Входил во фракцию КПРФ в первом и втором созывах.

Скончался 20 сентября 2000 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище.


Награды и звания

Памятник на месте приземления космического корабля «Восток-2»

Почтовая карточка, на которой изображены Г. Титов и Ю. Гагарин

Государственные награды России и СССР:
Герой Советского Союза (9 августа 1961).
Орден «За заслуги перед Отечеством» III степени (7 сентября 1995) — за заслуги перед государством, успехи, достигнутые в труде, большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между народами.[2]
Два ордена Ленина (17 июня и 9 августа 1961 года).
Орден Октябрьской Революции (21 февраля 1985).
Орден Трудового Красного Знамени (15 января 1976).
Медаль «За освоение целинных земель» (август 1961).
Девять юбилейных медалей.
Заслуженный специалист Вооружённых Сил СССР (15 августа 1991) — за выдающиеся заслуги перед Советским государством в области укрепления обороноспособности страны и высокое мастерство в профессиональной деятельности.
Заслуженный мастер спорта СССР (1961).

Иностранные награды:
Герой Труда Демократической Республики Вьетнам (21 января 1962).
Орден Хо Ши Мина (СРВ).
Орден Дружбы (СРВ).
Герой Социалистического Труда Народной Республики Болгария (НРБ, 27 сентября 1962).
Орден Георгия Димитрова (НРБ, 27 сентября 1962).
Медаль «25 лет народной власти» (НРБ).
Медаль «100 лет со дня рождения Георгия Димитрова» (НРБ, 14 февраля 1983).
Герой Монгольской Народной Республики (МНР, 10 декабря 1961).
Орден Сухэ-Батора (МНР, 10 декабря 1961).
Медаль «30 лет победы над милитаристской Японией» (МНР, 8 января 1976).
Орден Карла Маркса (ГДР, 1 сентября 1961).
Золотая медаль «За примерную работу» (ГДР, 4 сентября 1961).
Орден Звезды Индонезии II степени (9 января 1962).
Орден Звезды Югославии с лентой (19 сентября 1962).
Орден Звезды Румынии I степени (14 октября 1961).
Орден Звезды Республики Конго (Конго, 1965).
Орден Дружбы и сотрудничества (Сирия, 1988).
Почётный знак отличия Президента Украины (11 апреля 1995 года) — за выдающийся вклад в создание ракетно-космических систем, укрепление международного сотрудничества в космической отрасли и в связи с 10-летием первого запуска ракеты-носителя «Зенит»[4][5]

Премии:
Ленинская премия (1988).

Книги

Г. С. Титов «700000 километров в космосе», издана в 1961 году в серии Библиотека «Огонек».
Г. С. Титов «Семнадцать космических зорь», М., ЛПН, 1962.
Г. С. Титов «Авиация и космос», М., Военное издательство министерства обороны СССР, 1963.
Г. С. Титов «Первый космонавт планеты», М., «Знание», 1971. - 32 с.
Г. С. Титов «Голубая моя планета». «Роман-газета», 1972, № 24. В 1973 году вышла отдельной книгой в Военном издательстве Министерства обороны СССР (240 страниц).
Г. С. Титов «На звездных и земных орбитах» – М., Детская литература, 1987. - 224 с. : ил.

Фильмы
Москва встречает космонавта-2 — СССР, ЦСДФ, 1961.
Снова к звездам — СССР, Центрнаучфильм, 1961.
700000 километров в космосе — СССР, Киностудия научно-популярных фильмов, 1962.
В 35-й раз через экватор — СССР, Центрнаучфильм, фильм о поездке космонавта Г. Титова в Индонезию, Бирму и Вьетнам, 1962.
Космонавт - два в США — СССР, Центрнаучфильм, 1962.
Желанные гости — СССР, Центрнаучфильм, фильм о поездках Германа Титова в Югославию, Юрия Гагарина в Австрию и Данию, 1963.
Второй. Герман Титов — Россия, ВГТРК, 2010.
Герман Титов. Первый после Гагарина — Россия, Студия «Встреча», Первый канал 2010.
Герман Титов. Звезда над Алтаем — Россия, Телекомпания «Алтай»,2010.

Названы в честь Титова


Почтовая марка России, 2010 год
Кратер на обратной стороне Луны
Остров в Тонкинском заливе
Аэропорт города Барнаул
Пионерские лагеря, улицы и т. п.
Дворец зрелищ и спорта города Барнаула
Улицы в Байконуре, Барнауле, Волгограде, Волоколамске, Выборге, Екатеринбурге, Липецке, Новосибирске, Пензе, Саранске и других городах России, а также ближнего и дальнего зарубежья (см. Улица Титова)
В Советском Союзе именем Титова, как и именем других космонавтов, назывались многочисленные пионерские дружины и отряды.
Лицей № 1 города Краснознаменск
Детский оздоровительный центр
Алтайский оптико-лазерный центр
Главный испытательный центр испытаний и управления космическими средствами имени Г. С. Титова
Гуманитарно-эстетическая школа — гимназия № 20 в г. Шымкент, Казахстан
МОУ СОШ №11 им. Г.С. Титова — Московская область , Щелковский район, Щелково-3
Детский загородный лагерь им. Г. С. Титова - Псковская область, Анохова Губа, 30 км. от Пскова


 50 лет космического полета Германа Степановича Титова

Я, в то время - старший лейтенант, старший инженер лаборатории РТС ИП-1 полигона Тюра-Там, первый раз увидел Титова Германа Степановича, когда он в группе из шести космонавтов (Гагарин Ю.А., Нелюбов Г.Г., Попович П.Р., Николаев А.Г., Быковский В.Ф.) впервые прибыл на полигон весной 1961 года. Приезжая на работу утром мотовозом на площадку №2, мы почти каждый день видели шестерку офицеров невысокого роста в лётной форме у МИК-2. На полигоне все знали, что это будущие космонавты, которые полетят на отрабатываемом нами в полёте почти год корабле-спутнике. Затем приходилось видеть Германа Степановича, встречаться в разных обстоятельствах и слышать рассказы других офицеров полигона о нём.

Во время полёта Гагарина Титов был его дублёром и так же, как и Гагарин, был облачён в скафандр и готов к полету. На старт они приехали на автобусе космонавтов. После посадки Гагарина в корабль, автобус, которым приехали космонавты, и в котором находился Титов и обслуживающий космонавтов персонал, уехал на площадку №53.   Эта площадка входила в состав ИП-1, хотя расположена в двух километрах от ИП-1 и в 1,5 км к западу от старта. На 53-ей площадке находились недавно введённые станции УКВ связи с космонавтом «Заря» и КВ связи и телеметрии «Сигнал». Я от ИП-1 курировал строительство сборно-щитового финского домика и антенного поля для этих станций, которые должны были принять участие в работе по пилотируемым полётам. К полету Гагарина строительство было закончено, станции испытаны и приняты в эксплуатацию. Я передал это сооружение и аппаратуру техник-лейтенанту Мартемьянову, а сам во время пуска работал на основной территории ИП-1 на антеннах АФУ-У-А-12БВ станций РТС-12А, принимавших телеметрическую информацию с третьей ступени ракеты-носителя.

Как рассказывал после пуска Мартемьянов, Г.С. Титов вначале находился в скафандре в автобусе   возле домика «Зари», затем при приближении пуска из-за жары скафандр с него сняли (первый автобус космонавтов также как и   сооружения не имел кондиционеров). Но Титов находился в автобусе во всем остальном снаряжении, включая приклеенные к телу датчики. Кода начался пуск, все убежали его смотреть и слушать по станции «Заря» Гагарина, бросив Титова одного в автобусе. После пуска Мартемьянов первый прибежал к раскаленному солнцем автобусу и увидел Титова истекающего потом, со слезами на глазах отдирающего датчики, приклеенные к волосатой груди. И было непонятно, что это: слёзы боли, причиняемой отдираемыми датчиками, или слезы обиды, потому что он не полетел первым. В дальнейшем мне много раз приходилось присутствовать на встречах Титова с ветеранами, и он не скрывал, своей обиды, за то, что не полетел первым, хотя это никак не отразилось на его дружеских отношениях с Гагариным. Титов видимо имел веские основания для первенства, так как технически был подготовлен лучше. Но возобладали психологические и чисто человеческие отношения и симпатии. Да и анкета у Гагарина была более «рабоче-крестьянской». («Сын столяра и плотника», как шутили остряки, против сына учителя).

Во время подготовки к его собственному полёту мне не пришлось встретиться с Германом Степановичем, но знаю, что он проявил себя настоящим космонавтом-испытателем, привезя из полета ряд существенных замечаний, которые потребовали доработки корабля «Восток». Во время встречи в зале ЦДСА на юбилее своего полета он рассказал следующее.   Спуск с орбиты. Сработал двигатель торможения, и отделилась кабина корабля от приборного отсека (ПО). Но Титов вдруг почувствовал удар по кабине спускаемого аппарата (СА), затем второй…   Он сразу понял, что приборный отсек отделился не полностью, а идет за кабиной связанный с ней толстым кабелем в 200 жил, разъемная плата которого не отделилась. (Эта плата доставляла неприятности и при пуске непилотируемых объектов. Но как то всё обходилось. Поэтому доработки не были проведены).

Оставалось ждать, как говорил сам Титов, что произойдет раньше: приборный отсек разобьет кабину корабля, или перегорит кабель в раскаленной плазме, окружающей корабль при погружении в атмосферу. Раньше перегорел кабель и Титов понял, что будет жить. После того как он вместе с креслом катапультировался из кабины на высоте 7 км и стал на парашюте опускаться на Землю, он увидел, что опускается прямо на железнодорожный путь, по которому движется на встречу железнодорожный состав. С большим трудом ему удалось опуститься рядом с путями. Кабина на парашюте опустилась на Землю с другой стороны пути. Титов доложил Государственной комиссия и ряд других недостатков: не работала система регенерации воздуха кабины (как оказалось с ее мембран не сняли технологическую предохранительную бумажную заклейку, защищающую систему от задействования её до пуска), корабль вращался при спуске и другие замечания. По результатам доклада Титова корабли «Восток» были серьезно доработаны и последующие полеты проходили без замечаний.

Полет Титова был первым длительным полетом человека в космос и впервые человек столкнулся с длительным пребыванием в невесомости, когда нужно было пережить и критический четвёртый виток, как показали полёты собак. Титова   в полете тошнило, но он бодро докладывал на Землю: «Самочувствие нормальное!», хотя результаты объективного контроля по телеметрии говорили другое. Но ему все-таки дали довести полет до конца. Во всем обвинили, вестибулярный аппарат Титова. Медики запретили Герману Степановичу дальнейшие полеты в космос. Сейчас космонавты утверждают, что это нормальная реакция нормального организма на длительную невесомость, и что подобные проблемы испытывали в той или иной мере все космонавты. Но тогда… Титов тяжело переживал отстранение от полетов. Он искал работу и просил отпустить его для работы летчиком-испытателем на авиационный полигон во Владимировку. Но к тому времени погиб Гагарин и Титову запретили работу летчика испытателя, чтобы не рисковать жизнью космонавта №2. Титов поступил в Академию Генерального штаба и окончил ее в 1972 году. В этом же году он стал заместителем начальника командно-измерительного комплекса, а в 1973 году заместителем начальника ГУКОС по опытно конструкторским и научно-исследовательским работам.

Я близко видел Титова на встрече Гагарина и Титова с жителями поселка Ленинский на его центральной площади во время подготовки к полету Николаева А.Г..   С трибуны сооруженной перед зданием штаба полигона к жителям города обратились Гагарин и Титов. Гагарин рассказывал в основном о своих зарубежных поездках и о триумфальных встречах за рубежом. Титов начал свою речь с выражения благодарности байконурцам за их большой труд и за хорошую подготовку его корабля к полету. Он сказал, что он понимает, что роль космонавта в успехе полета не велика и основа успеха закладывается на земле при подготовке корабля к старту на полигоне. Это вызвало бурные аплодисменты заполненной до отказа площади, потому что его слова свидетельствовали об уме и скромности космонавта и правильной оценке своей роли в полете. Корабль к полету готовили сотни людей на Байконуре и тысячи людей на заводах страны. Ошибка каждого из них могла привести к гибели космонавта. В то же время космический корабль был автоматическим и мог взлетать и садиться без помощи космонавта. Об этом свидетельствуют беспилотные полеты и посадки этих кораблей при их отработке в полете. Роль космонавта в то время сводилась к наблюдению за поведением корабля и его систем, за поверхностью Земли, за своим самочувствием (хотя всё это контролировалось автоматически) и к возможности взять на себя ручное управление в случае отказа автоматических систем. Конечно, полет космонавта это всегда риск, требующий мужества, особенно при полете новых кораблей, но отработка кораблей проводится всегда тщательно и гибель космонавта является скорее случайностью с риском не намного превышающим езду в автомобиле. Разница только в сложности корабля и во враждебности среды пребывания. Однако первые полеты Гагарина и Титова, конечно, были опаснее других, потому что это были вообще первые орбитальные полеты, когда многие факторы полета и воздействие их на людей были неизвестны, особенно при длительном полете. Поэтому роль Титова как космонавта-испытателя очень велика.

Следующая моя встреча с Г.С. Титовым произошла по деловому вопросу, когда он был Заместителем начальника ГУКОС. Меня вызвал в кабинет начальник управления измерений и математической обработки Калмыков Н.М. В кабинете находился Г.С. Титов. Его интересовал вопрос нельзя ли использовать одну из антенн ТНА-57 на ИП-1 или ИП-2 для передачи через спутник телевизионной информации о запусках космонавтов, чтобы высвободить передвижную телевизионную спутниковую станцию «Марс», размещенную вблизи телецентра поселка, для использования в другом районе. Я доложил ему, что имеющиеся две антенны используются в разных и отличных от спутникового телевидения диапазонах, интенсивно задействованы по программам испытаний боевых МБР и не могут быть переделаны в диапазон спутникового телевидения на постоянной основе. Герман Степанович задал несколько вопросов, свидетельствующих о знании предмета, и с сожалением констатировал, что действительно использовать антенны не удастся, «Марс» придется оставить на полигоне.

Дальнейшие мои контакты с Германом Степановичем связаны с моей литературной деятельностью. На Байконуре я писал стихи, с которыми выступал в стенной печати и на вечерах, писал сценарии капустников и КВН (команда нашего управления – победитель городских КВН Байконура), в дальнейшем я серьезно занялся историей Байконура и покорения космоса (к 2002 году вышло более 10 книг с моими статьями). Начальник 3-го управления В.И. Катаев и товарищи попросили меня собрать стихи в книгу и обещали помочь в ее издании. Книга была издана небольшим тиражом с помощью отдела размножения материалов управления. Я подарил Г.С. Титову через начальника 3-го управления Катаева В.И. этот свой первый сборник стихотворений «Космодром». В дальнейшем при поддержке начальника космодрома Ю.А. Жукова была предпринята попытка издать альманах «Звездоград» №4, но военная цензура не разрешила его издание. Он вышел полулегально небольшим количеством экземпляров. На тридцатилетие полета Г.С. Титова, когда он в Доме офицеров Голицыно-2 встречался с коллективом Центра управления КИК, я подарил ему этот сборник "Звездоград" вместе со специально написанным к этому дню стихотворением посвященным Титову.

При издании сборника воспоминаний ветеранов «Незабываемый Байконур», составитель сборника бывший начальник полигона генерал-полковник К.В. Герчик попросил Г.С, Титова подписать посвящение к сборнику. Титов, в то время депутат Государственной Думы, согласился. Чтобы его сильно не утруждать я написал проект текста обращение к читателям, и через его помощника в думе мы передали проект текста (Титов в это время болел и находился на даче). Через несколько дней мы получили подписанный текст, в котором Герман Степанович не исправил ни одного слова. Как он сказал К.В. Герчику по телефону: «Я подписал всё, не исправив в вашем тексте ни одного слова. Но не просите у меня помощи в финансировании издания. Здесь я не имею возможности помочь».

В дальнейшем приходилось встречаться с Германом Степановичем на различных мероприятиях, посвященных космическим событиям. Герман Степанович был простым и доступным человеком. Никаких признаков «звёздной болезни» у него не было. Он всегда уважительно говорил с ветеранами, и старался помочь, чем мог.

Заслуженный испытатель космической техники

Ветеран космодрома Байконур

Полковник в отставке

Порошков В.В.

 

ГЕРМАНУ   СТЕПАНОВИЧУ ТИТОВУ

Когда твой друг взлетает в неизвестность

В грохочущем ракетном корабле,

Ты знаешь там опасно, но и лестно…

Дублером быть труднее на земле!

Один! Автобус, раскалённый зноем…

(Сбежали все смотреть эпохи пуск),

У домика с «Сигналом» и «Зарёю»,

Как в бане. Пот ручьём. Песочка хруст.

Весь в датчиках и проводах системы,

Приклеенных к груди и волосам,

Теперь ненужных…   Вмиг забытый всеми,

Ты с болью и в слезах срывай их сам.

А мог бы – ты! Готов ни в чём не хуже.

Быть может глубже, въедливее ум…

Но по-анкетней первый имидж нужен…

Ты полетишь вторым, коль тесно двум…

Но… Вот – твой час! Сегодня ты в кабине.

Ракета как грохочущий рыдван!

Сидишь как бы на бомбе или мине,

Но ждёт желанный звёздный океан!

Отваливают в скрежете ступени,

И наплывает под корабль восток.

Смолк рёв движков. Лишь шарик в белой пене.

Орбита! Невесомость и восторг!..

Вдруг – боль   в висках от резкого движенья

И тошнота, как в шторм на корабле.

А ведь программу делать в напряженье –

Ждут результатов люди на Земле.

И мысль бежит по плану, операциям,

Программу полную «Земля» дает.

Регенерация, кино, ориентация –

Критичный испытательный подход.

Мелькают и восходы, и закаты.

Как ты красива и мала Земля!..

И вот команда к спуску аппарата.

Но не прошла расцепка корабля.

Герморазъём заело, не сработал.

Отсек приборный бьёт кабины шар.

Стучит, пока не отгорело что-то.

Живём! И плазмы нам не страшен жар.

Рывок! Раскрылся парашют кабины.

Вот катапультой в люк я брошен вниз.

На поезд опускаюсь, что картинно

Идет под парашют мой как сюрприз…

Земные перегрузки… Всё проплыло.

Но жизнь – не торжество и не парад…

Мне космос медицина запретила…

Всё он – вестибулярный аппарат.

Как космонавту без орбиты жить?!

Как птице быть без крыльев и полёта?!

Нет! Надо снова в небо уходить,

Зовут на испытанья самолётов.

Доброжелатели!.. Свободы не дают.

Вдруг с космонавтом-два случится что-то,

(А рисковать, кому была охота!)

И космонавту-два быть без полётов…

ЦУКОС, обязанности зама ждут.

Большая, интересная работа…

А небо… тянет, манит   и зовёт,

Но душу лётчика бескрылый не поймёт.

Здесь «о людях – особая забота!».

Паркет столичный скользок. Не для взлёта!

Но к сменам полосы не привыкать.

Кода в работе нам не до зевоты,

Забудешь козни чинного болота,

Расправишь ум и крылья для полёта

И будешь космос в гору поднимать!

А тем, кто смотрит на звезду –

Не на судьбу,

Не замечает нашу чехарду,

Кто видит в жизни только внешний блеск,

Триумфов и оваций бурный плеск,

Скажу: узнайте, что такое риск,

Как просто славу поменять на обелиск,

Как много надо претерпеть, перестрадать,

Чтобы достойным этой славы стать,

Остаться человеком – не звездой,

Держать себя железною уздой,

Когда в цене бездарность и враньё,

Когда к кормушкам рвётся вороньё,

Толкаются, забыв про этикет…

Да, жизнь – борьба! Покоя в славе нет!

И рано от судьбы такой седея,

(Порою с бородой Хемингуэя!),

Как дед могу я внуку подсказать:

Будь сам собой! На курсе не вилять!

Не каждому дано пройти по – праву

Земное испытанье звёздной славой,

Но коль ты выдержал,

То славен будь на век,

С большой заглавной буквы

Человек!

В.В. Порошков

6 августа

 

http://www.youtube.com/ru
ГЕРМАН ТИТОВ. ПЕРВЫЙ-ВТОРОЙ

 

http://www.youtube.com/ru
ГЕРМАН ТИТОВ. ЗВЕЗДА НАД АЛТАЕМ

 

http://www.youtube.com/ru
ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ ГАГАРИНА