Владимир Васильевич Коваленок 
Президент Федерации космонавтики России (25.01.2001г. - по настоящее время).

25 января 2001г. в связи с безвременной кончиной Г.С. Титова (20.09.2000г.) состоялся 4-й Внеочередной съезд ФК России в конференц-зале НПО “Техномаш”, на котором Президентом ФКР был избран Коваленок Владимир Васильевич. Вице - президентами были избраны: В.П. Сенкевич, А.П. Арцебарский, В.В. Савинский, С.П. Белозеров.

Первым вице-президентом ФКР был утвержден И.П. Волк, вице-президентами: С.П. Белозеров, А.В. Гориш, Г.М. Тамкович, Ю.М. Соломко, А.И. Бондаренко, который одновременно исполнял обязанности генерального директора. Ответственным секретарем был избран И.М. Левенец. В 2004 г. из состава вице - президентов выбыли: И.П. Волк, С.П. Белозеров, А.В. Гориш, а вице-президентом-Председателем НТС вместо А.В. Гориша избран А.Г. Милованов.

 17.02.2006г. в большом зале Политехнического музея г. Москвы провел свою работу Пятый очередной съезд Федерации космонавтики России. Президентом ФКР единогласным решением был избран В.В. Коваленок. Первым вице-президентом, генеральным директором ФКР избран В.И. Кузнецов, вице-президентом, ответственным секретарем - И.М. Левенец, вице-президентами: А.П. Александров, Ю.М. Соломко, Ю.Ф.Назаров, Ю..Л. Маркевич, О.П. Мухин, В.П. Назаров, В.П. Тихонов.

25.02.2011 в Культурном центре РГСУ проведен Шестой очередной съезд ФКР. Президентом ФКР избран В.В. Коваленок. Первым вице-президентом, генеральным директором ФКР избран В.И. Кузнецов, вице-президентом, ответственным секретарем - И.М. Левенец, вице-президентами: А.П. Александров, Ю.М. Соломко, О.П. Мухин, В.П. Тихонов, В.П. Соколов, Ю.Л. Макаревич, Ю.Ф. Назаров.

14.03.2013г. в Актовом зале ФГУП “НПО “Техномаш”” проведен 7-й Внеочередной съезд ФКР по изменениям и дополнениям в Устав организации.

26.02.2016г. в Культурном центре МЭИ прошел 8-й съезд ФКР, решения которого представлены на сайте в разделе “Решения съездов ФКР”.

 

Коваленок Владимир Васильевич, дважды Герой Советского Союза, летчик-космонавт, генерал-полковник авиации.

Родился 3 марта 1942 года в д. Белое Крупского района Минской области. В 1963 году окончил Балашовское высшее военное авиационное училище, в 1976 году – военно-воздушную академию имени Гагарина, в 1984 году – военную академию Генерального штаба ВС СССР имени К.Е.Ворошилова.

14.01.1964 — 27.10.1965  — помощник командира корабля – правый летчик ВТА ВВС

27.10.1965-07.05.1967 — командир корабля ВТА ВВС

07.05.1967-18.08.1969 — слушатель-космонавт отряда слушателей-космонавтов 1 ЦПК

18.08.1969-30.04.1974 — космонавт отряда космонавтов 3 отдела 1 управления 1 НИИ ЦПК им.Ю.Гагарина

30.04.1974-30.03.1976 — космонавт 1 отдела 1 управления 1 НИИ ЦПК им.Ю.Гагарина

30.03.1976-30.01.1979 — космонавт группы орбитальных кораблей и станций отряда космонавтов

30.01.1979-11.07.1982 — инструктор-космонавт группы орбитальных кораблей и станций отряда космонавтов

11.07.1982-23.06.1984 — слушатель основного факультета ВАГШ ВС СССР им.К.Ворошилова

23.06.1984-03.02.1986 — заместитель начальника 1 управления по подготовке космонавтов 1 НИИ ЦПК им.Ю.Гагарина

03.02.1986-25.03.1988 — заместитель командующего 37 ВА ВГК

25.03.1988-17.12.1990 — заместитель начальника кафедры стратегии ВАГШ ВС СССР им.К.Ворошилова

17.12.1990-16.07.1992 — начальник 30 ЦНИИ (АиКТ) МО СССР

16.07.1992-14.08.1999 — начальник ВВИА им.Н.Е.Жуковского

09.08.1999-31.08.2002 — начальник военного авиационного технического университета

31.08.2002 — уволен в запас с правом ношения военной формы одежды

17.10.2002 — Академик Международной академии духовного единства народов мира

25.01.2005-н/вр.  — Президент Федерации космонавтов России

 

Государственные награды: 1978г., 1981г. – присвоено звание Героя Советского Союза, 1977 г. – орден Ленина за полет на космическом корабле «Союз-25», 1978 г. – орден «Крест Грюнвальда» 1 степени (Герой ПНР), Герой Германской Демократической Республики, орден Карла Маркса (ГДР), 1981 г. – Герой Монгольской Народной Республики, 1991 г. — орден «За службу Родине в Вооруженных силах СССР» III степени,1996 г. – орден «За заслуги перед Отечеством», 2000 г. – орден «За военные заслуги», 2002 г. — орден Республики Беларусь II степени «За службу Родине».

Ученая степень: 1991 г. – профессор по кафедре стратегии, 25.10.1993г. – действительный член Международной академии информатизации, 25.01.1994 г. — член Российской академии космонавтики имени К.Э.Циолковского, 30.11.1994 г. — член Международной академии наук высшей школы, 27.05.1995 г. — член Международной академии наук Евразии, 27.04.1996 г. — член Российской академии наук авиации и воздухоплавания, 15.05.1998 г. — член Российской академии естественных наук (армянский филиал), 04.06.200 г. — член Международной академии наук о природе и обществе (МАНПО), 18.04.2001 г. — член Международной академии «Информация, связь, управление в технике, природе, обществе», 01.12.2003 г. — профессор Российской академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Детство Владимира Васильевича Коваленка прошло в тяжелые послевоенные годы. В родной деревне не было средней школы, поэтому учиться приходилось ходить пешком в соседнее село — Зачистье, расположенное в 7 километрах. Так уж получилось, что с раннего детства Владимир рос без отца и оказался самым старшим мужчиной в семье. Помимо учебы приходилось работать в колхозе — надо было помогать матери прокормить родных — бабушку и младшего брата Василия.

 

Мечта о небе

С детских лет Володя мечтал быть летчиком. Он просто-таки бредил авиацией. Неудивительно, что в деревне иначе как летчиком его не называли. Но вот наступил 1957 год. 4 октября в космическое пространство был запущен первый искусственный спутник Земли. В тот осенний вечер учитель астрономии Николай Прокофьевич Тихонович собрал старшеклассников во дворе школы. По его расчетам, именно в эти часы спутник можно было увидеть над Зачистьем. Ребятам повезло: небо было звездное, ночь темная. Затаив дыхание, всматривались они ввысь. И вот, наконец: маленькая звездочка, словно живая, плавно двигается по небу. «Полетят…» — чуть слышно прошептал Владимир. «Кто?» — не понял учитель. «Скажу потом…» Именно тогда и зародилась самая сокровенная мечта будущего космонавта — летать там, где летел спутник.

 

Навстречу мечте

Володя настойчиво изучал все, что печаталось в газетах и журналах о космонавтике. После того как в космос была отправлена собака Лайка, стали появляться статьи о влиянии невесомости и других факторов космического полета на живой организм. Владимир обратил внимание на такую деталь: эти статьи подписывали врачи. Значит, первыми в космос, решил он, полетят медицинские работники. И когда пришло время, не колеблясь, подал в районный военкомат документы для поступления в Ленинградскую военно-медицинскую академию имени С. М. Кирова. Именно через нее, как он тогда считал, лежит самый прямой и близкий путь в космос. Окончив среднюю школу с серебряной медалью, Владимир отправился в Ленинград. Успешно сдав вступительные экзамены, пройдя медицинскую и мандатную комиссии, юноша задумался, а правильно ли выбран путь. В душе зародилось сомнение. А тут еще новый знакомый, приехавший поступать в академию из Балашова, рассказал о летном училище, в котором с этого 1959 года начнут готовить летчиков-инженеров для полетов на современных транспортных самолетах. Председатель приемной комиссии — генерал-майор медицинской службы Максименков долго не мог понять, почему деревенский парень, уже поступивший со школьной скамьи сразу в академию, вдруг меняет решение о выборе дальнейшего жизненного пути. Краснея от смущения, Владимир поделился с ним самым сокровенным. Теперь можно предположить, что этот генерал уже знал о предстоящем медицинском отборе летчиков в космонавты и о том, что в стране идет подготовка к первому полету человека в космос. Он долго молчал, ходил по кабинету. Наконец Владимир услышал совсем неожиданное: «Я понял тебя, сынок. В нарушение всех инструкций выписываю тебе проездные документы прямо до Балашова. В предписании так и напишу: зачислен в медицинскую академию, но учиться не стал по причине сильного желания поступить в Балашовское училище и стать, напишу пока, летчиком». Через четверо суток Владимир прибыл в Балашов. И буквально на следующий день начался первый вступительный экзамен. Этот и последующие были сданы на «отлично». Став курсантом, Владимир в совершенстве овладел теоретическими знаниями и практическими навыками летного дела, постоянно являлся отличником боевой и политической подготовки. 6 августа 1960 года В. Коваленок совершил свой первый самостоятельный вылет.После окончания училища осенью 1963 года В. Коваленок был назначен в военно-транспортные авиационный полк, дислоцированный в городе Тула, на должность помощника командира корабля — правого летчика. Шли будни летной службы. Однажды по возвращении с очередного задания В. Коваленка срочно вызвали к командиру полка, который представил молодого офицера генерал-лейтенанту авиации И. Тараненко. Далее состоялся долгий, обстоятельный разговор. И вдруг, как гром среди ясного неба: «Хотим рекомендовать Вас для поступления в отряд космонавтов. Доверие и ответственность очень высокие, поэтому, спрашиваем ваше мнение и согласие». Надо ли говорить, что он согласился? Сколько лет он ждал этого момента! Осенью 1965 года В. Коваленка вызвали на мандатную комиссию. В зале рядом с ним сидели знакомые летчики, штурманы, инженеры. Пожалуй, лишь один из десяти прошёл через строгое «сито» медицинских комиссий. Н. Каманин стал зачитывать приказ о зачислении: «…Глазков, Зудов, Кизим, Климук…». В.Ковалёнка среди зачисленных не оказалось. Эти события не только не сломали молодого лейтенанта, а напротив, ещё больше закалили его волю и характер. Вскоре после возвращения в часть он был назначен на должность командира корабля. Продолжал летать – много и уверенно. И справедливость восторжествовала. В мае 1967 года старший лейтенант В. Ковалёнок был зачислен в отряд космонавтов 1 ЦПК на должность слушателя – космонавта.

 

Встреча с Ю.Гагариным

Из книги В. Коваленка «Родина крылья дала»: «… 22 мая 1967 года я подошел к проходной Звездного города с женой и дочерью. Дежурный по Центру подготовки, позвонив куда-то по телефону, пригласил следовать за ним, затем подвел к двери, на которой значилось: Гагарин Юрий Алексеевич. Сердце забилось от волнения. Робко открыл дверь. Юрий Алексеевич встал из-за стола, выслушал доклад о прибытии на новое место службы. Предложил сесть, сам сел напротив. Беседа наша затянулась: то и дело разговор прерывали телефонные звонки …

… Наконец, положив трубку, Юрий Алексеевич спросил: «Один приехал или с семьей?» Я ответил, что с семьей, и разговор пошел совсем не о космических делах, как я признаюсь, ожидал, а о сугубо земном. Гагарин рассказал, что квартиры будут готовы месяца через два, и тут же стал прикидывать, как мне лучше поступить: жить в профилактории или определиться к кому-нибудь из молодых космонавтов. Около часа шла беседа, и ни одного слова о дальнейшей моей службе. Обладая исключительным тактом, Юрий Алексеевич понимал, что я сгораю от желания узнать о предстоящей работе. Словно прочитав мои мысли, он улыбнулся и сказал: «Вот что, Володя, надеюсь в отряд космонавтов ты прибыл надолго. Поэтому о служебных делах и проблемах поговорим, когда соберется вся ваша группа. Сейчас же тебе надо устроиться, побеспокоиться о семье, встать на довольствие. Запомни правило — сначала обустрой свои житейские дела, все до мелочей, тогда и служба и работа пойдут нормально. На этом и закончилась наша беседа. Вышел из кабинета. Было приятно на душе от разговора, от заботы такого известного и такого доброго человека…».

 

Первый космический полёт

Более 10 лет (с 1967 по 1977 г.) практически каждый день был заполнен напряжённой, трудной, подчас изнурительной работой, упорными тренировками на земле и в воздухе, на центрифуге и в барокамере, на воде и под водой. 9 октября 1977 г. в 05:40:35 по московскому времени со стартового комплекса площадки №1 космодрома «Байконур» был осуществлен запуск космического корабля «Союз-25» с экипажем: командир корабля подполковник В. Коваленок, бортинженер В.Рюмин по программе 1-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6». Программой полета предусматривались стыковка со станцией, выведенной на околоземную орбиту 29 сентября 1977 года, и проведение на ней научных экспериментов. Однако программа 100-суточного космического полета выполнена не была. Из-за возникшей нештатной ситуации, стыковку со станцией с первого раза выполнить не удалось. Вновь попытка стыковки, и вновь захвата не произошло. Опять зависли в 20 метрах. Топлива осталось 10—15 кг… В. В. Коваленок вспоминает: «По правилам безопасности необходимо прекратить все работы, выключить все системы и подготовиться к спуску. Смотрю на Валерия. Хочу сказать ему, что согласен идти на риск, попробовать состыковаться последний раз. Ведь имеется еще резервная система. Посадку можно совершить при ее аварийном вскрытии… Встретился с Валерием взглядом, понял, что он поддерживает моё решение. Снова взялся за ручки управления. Режим сближения был организован просто идеально…».Однако и после третьей попытки корабль, коснувшись станции и оттолкнувшись пружинными толкателями, отошел на 8—10 м и завис. Топливо в основной системе кончилось полностью, и отойти подальше с помощью двигателей было уже невозможно. Несколько витков на земле и в космосе ждали, столкнутся корабль и станция или же небесная механика их разведет? Наконец они разошлись на безопасное расстояние… Истинную причину неудачи стыковки установить так и не удалось. Вероятнее всего, имел место скрытый дефект стыковочного узла «Союза-25», сгоревшего в плотных слоях атмосферы при посадке космического корабля. О ходе посадки рассказывает В. В. Коваленок: «…Нам было сообщено время ввода основной парашютной системы — 06:08:12. Мы приготовились к вводу парашюта в действие, однако в назначенное время этого не произошло. Мы начали испытывать, мягко говоря, определенное волнение. Автоматикой спуска предусмотрено введение в действие запасного парашюта через 50 сек. За это время спускаемый аппарат снижается до высоты около 4,5 км. Стали ждать, но через 50 сек. и запасной парашют не раскрылся. Теперь мы уже испытывали не волнение, а то, не знаю как назвать, чувство, которое появляется у каждого человека при ощущении приближения неотвратимого… Вскоре мы ощутили тряску, а потом ввелся основной парашют. Часы показывали 06:12:08. Оператор связи перепутал местами минуты и секунды! Ошибка незначительная, но нам эти минуты ожидания стоили слишком много…».11 октября 1977 г. «Союз-25» в 06:25:20 произвел посадку в 185 км северо-западнее города Целиноград Казахской ССР. За осуществление орбитального космического полета на КК «Союз-25» Владимиру Коваленку было присвоено почетное звание «летчик-космонавт СССР», за проявленное при этом мужество он был награжден орденом Ленина. Так же ему были присвоены очередное воинское звание «полковник» и классификация «Космонавт 3 класса». Продолжительность полета составила 2 суток 00 часов 44 минуты 45 секунд. Позывной В.Коваленка — «Фотон-1». В. Коваленок вспоминает: «Я «пролетаю» эти двое суток в памяти с подробностями до самых тонких нюансов и с точностью до секунд по времени. В то время все экипажи заверяли ЦК КПСС, родное правительство и лично Генерального секретаря, что задание партии будет выполнено, как подобает коммунистам. Теперь, спустя десятилетия, когда меня спрашивают, что было самым трудным в первом полете, я отвечаю-. — Молчание телефона. Так уж водится, что у победителя всегда предостаточно и друзей, и товарищей. Я же в те дни был неудачником. Десятки бессонных ночей… Сотни разных вопросов при встрече со специалистами, рассматривавшими весь ход полета. Квартирный телефон молчал. В одну из ночей, когда я бродил по квартире, прокручивая в очередной раз весь процесс причаливания, моя жена положила руку на плечо и сказала: — Ложись спать. Пусть не звонят. Я верю, что ты поступил по совести, как требовала обстановка. Иначе ты не мог. Ты не относишься к разряду безумцев. Это была ночь с 14 на 15 ноября 1977 года. Утром зазвонил телефон. В трубке голос Шаталова: — В парадной форме будь готов через час к отъезду. Едем в Кремль. Сегодня состоится награждение высшей государственной наградой — орденом Ленина. С тех пор телефоны больше не молчат.

Второй космический полёт 15 июня по 2 ноября 1978 года в космос стартовал космический корабль «Союз-29» с космонавтами В. Ковалёнком и А. Иванченковым на борту. Космический полет 2-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6» по тем временам был во всех отношениях выдающимся. Никогда прежде человек не находился в космосе такое длительное время (продолжительность полета 139 суток 14 часов 47 мин. 32 сек.) Мировой рекорд не был самоцелью — главным было преодоление 120-суточного рубежа. К этому времени в крови все эритроциты заменяются на родившиеся в космосе. Как отнесется к этому организм? Кровь космонавтов исследовалась в ходе полета, ее образцы доставлялись на землю с экспедициями посещения, и только после получения благополучных результатов полет был продолжен до 140 суток. Экипажем было выполнено свыше 50 технологических экспериментов, сфотографировано несколько миллионов квадратных километров суши и водных пространств. Были проведены измерения ультрафиолетового излучения ряда звезд и земной атмосферы, астрофизические эксперименты, важнейшие медико-биологические исследования. Экипаж осуществил выход в открытое космическое пространство, принял и разгрузил 3 грузовых КК «Прогресс». Программа полета выполнена полностью.




Пожар на борту корабля

Об одном эпизоде космического полета экипажа второй основной экспедиции на борту орбитального комплекса «Салют-6» — «Союз» — «Прогресс» хотелось бы рассказать особо. Владимир Коваленок вспоминает: «До окончания 140-суточного полета на станции «Салют-6» оставалось меньше двух месяцев. Это страшное событие, которое и на Земле приводит людей к ужасу и большой беде, случилось 4 сентября 1978 года. Был обычный «выходной» день. Александр Иванченков подстроил гитару (была она у нас на борту). Предстояла встреча с Татьяной и Сергеем Никитиными. Для меня был настоящий праздник. Для нас пели Татьяна и Сергей, Саша пел вместе с ними. Голос у него замечательный, поет великолепно. Можно представить: в безбрежном пространстве космоса на борту «Салюта-6» звучал голос Саши: «Лыжи у печки стоят… Месяц кончается май…».Совместный концерт Никитиных и Александра Иванченкова я записал на бортовой магнитофон. Сеанс связи закончился, мы попрощались с Татьяной и Сергеем, приступили к занятиям физкультурой. Дорожили каждой минутой занятий. Встреча с земным тяготением после столь длительного пребывания в невесомости предполагалась не из легких. Иванченков усердно нажимал на педали велоэргометра, под моими ногами монотонно жужжала бегущая дорожка. Обменивались короткими фразами. Неожиданно Иванченков перестал крутить педали, встревоженно воскликнул: — Володя, смотри, горим! Я окинул взглядом станцию. Над первым постом, основным местом сосредоточения органов управления станцией и ее системами, клубился бело-синий дым. Он заволакивал приборы, поднимался к потолку, выплывал из-под панелей обшивки интерьера станции. Мгновенно расцепил карабины, удерживавшие меня на бегущей дорожке. Вижу, Саша уже выключил необходимые тумблеры на пульте постоянно действующих систем. Осталась еще одна особо важная команда — «Питание научной аппаратуры». Надо срочно отключить шину питания от приборов. И тогда под напряжением останутся только системы связи, контроля герметичности и расстыковки. Я сорвал с места крепления огнетушитель. Саша нырнул в толщу дыма. Я смотрю в его глаза, они слезятся. Привожу в действие огнетушитель. В невесомости пенная масса вздыбилась, перемешалась с дымом. Направляю струю под приборную доску станции — оттуда идет дым. Саша уплыл в транспортный корабль для подготовки его к возможной расстыковке. Я глянул в иллюминатор. Под нами проплывала Огненная Земля. «Как Магеллан смог найти пролив?» — в одно мгновение успел подумать и снова направил струю за пульт управления бортовым вычислительным комплексом «Дельта». Дым больше не появлялся, но в станции его было много. Слезы заливали глаза. Я разгреб пенно-дымную смесь, разорвал покрывающую пол матерчатую плотную обшивку и приложил руку к металлу. Он был теплый, но не горячий. Температурное поле было ровным, нигде я не находил аномальных температурных мест. «Корпус не горел, он нагрелся от Солнца»,— подумал я, и радостное тепло разлилось по всему телу. Позвал Сашу. По его лицу понял, что исходом нашего сражения он доволен. Дал и ему пощупать металл. Он долго, как бы прислушиваясь, шарил рукой по корпусу станции. Потом сказал, тихо так, спокойно, по-рабочему: — Да, здесь все нормально. Будем думать, что делать дальше. В этот момент мы обнаружили, что один из пультов, на который попала пенная масса, бессильно мигает всеми своими транспарантами. Что это? Новая беда? Срочно отстыковываем разъем электропитания, осторожно и плотно изолируем разомкнутый силовой кабель. Причину поняли сразу: пена из огнетушителя оказалась электропроводной. Саша ртом выдувает пену из-за пульта. Вижу, что от наших движений дым распространяется по всему объему станции. Приношу две простыни, и мы «выгоняем» дым в переходный отсек. Сколько времени прошло? Не знаем. В любом случае — считанные минуты. До сеанса связи еще далеко. И вдруг ощущаю, что начинаю хуже видеть. Светильники стали терять свои очертания, расплываясь перед глазами, свет от них стал идти как из тумана. И какой же молодец Саша! Не успел я что-нибудь сказать, как он надел на меня изолирующий противогаз и попросил отплыть к конусу научной аппаратуры, куда дым не добрался. — Отравление может быть. Неизвестно, что горело, подыши,- сказал он, наклоняясь ко мне. Через несколько минут я стал видеть нормально, отдал противогаз Саше. У него не проходил удушливый кашель. Начался сеанс связи. Я коротко доложил: — Заря, я — Фотон. Сработали по 27-й странице красной книжки. — Это означало, что было возгорание на борту. На некоторое время воцарилась гнетущая тишина. Для Земли эта весть была страшной, неожиданной и неприятной. — Где вы находитесь? — прозвучал первый вопрос с Земли. — Находимся в станции. Считаем, что очаг пожара ликвидировали, но где горело и в чем причина — сказать не можем, давайте будем искать вместе. В дальнейшем наше предположение оправдалось: было возгорание пульта бортового вычислительного комплекса. Вспомнил о своих мыслях. Стоит ли их сейчас стесняться? Думаю, что не стоит. Да, было страшно, были сомнения, хотелось сразу улететь в транспортный корабль, но… Чувство любви к Родине, долга перед своим народом, патриотизма и собственного достоинства ни для кого, на мой взгляд, не должны быть понятиями абстрактными или сказанными ради красного словца.

 

Третий космический полёт

В период с 12 марта по 26 мая 1981 г. В. Коваленок с бортинженером В. Савиных совершил свой третий космический полет в качестве командира КК «Союз Т-4» по программе 5-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6». Программа полета выполнена полностью. При ее планировании и выполнении учитывались заявки многочисленных организаций, 22 министерств и ведомств страны, а также ряда социалистических государств. Очень эффективными оказались исследования по космической технологии, физике верхней атмосферы, океанологии и особенно геофизике. Значительная часть рабочего времени была затрачена на проведение ремонтно-восстановительных работ на станции для обеспечения проведения двух международных космических экспедиций по программе «Интеркосмос». Чрезмерные нагрузки, выпавшие на долю экипажа 5-й основной экспедиции на ДОС «Салют-6», объяснимы. Всем было понятно, что это последний экипаж на станции. И поэтому все заинтересованные лица оказывали всевозможное давление на Центр управления полетом с целью активизации быстрейшего завершения научных экспериментов, как официально включенных в программу полета «Салюта-6», так и добавленных дополнительно. Естественно ЦУП был вынужден держать космонавтов в режиме сверх повышенной готовности. За успешное осуществление длительного космического полета на орбитальном научно-исследовательском комплексе «Салют-6» — «Союз» и проявленное при этом мужество и героизм полковник В. Коваленок был награжден второй медалью «Золотая звезда» Героя Советского Союза и орденом Ленина. Президиум Верховного Совета СССР постановил соорудить бронзовый бюст на родине Героя. В. Коваленку присваивается звание Героя Монгольской Народной Республики, он становится космонавтом 1-го класса. Продолжительность полета составила 74 суток часов 37 минут 23 секунды. Еще в 1978 г., находясь на борту «Салюта-6», В. Коваленок принял решение: если ему и доведется еще раз побывать в космосе, то третий полет будет обязательно длительным и станет для него последним. Что и произошло. Так закончил полетную деятельность один из самых легендарных летчиков-космонавтов СССР.

 

Владимир Ковалёнок:

«В космосе ещё много нерешённых задач!»

Скорость обновления красных кровяных телец, эритроцитов, в человеческом организме составляет около 120 суток. Этот медицинский факт известен, пожалуй, даже школьникам. Но что будет с кровью человека, который проведёт в космосе больше этого времени, и чья кровь практически полностью там обновится? Ответа на этот вопрос мировая наука не знала до 1978 года — до тех пор, пока в космос на 140 суток не слетали советские космонавты Владимир Ковалёнок и  Александр Иванченков.

15 апреля 2016 года в рамках празднования 55-летия полёта в космос первого космонавта Юрия Гагарина в пражском планетарии состоялась встреча с советским космонавтом, дважды Героем Советского Союза, президентом Федерации космонавтики России Владимиром Васильевичем Ковалёнком.

Простой деревенский мальчишка, родившийся в 1942 году в разорённой войной Беларуси, он с детства мечтал стать «героем своего времени» — лётчиком. «Примером для меня был подвиг Алексея Маресьева, лишившегося обеих ног и вернувшегося после этого в военную авиацию, — вспоминает Владимир Ковалёнок. — Книга о герое Бориса Полевого «Повесть о настоящем человека» определила мой жизненный путь». В октябре 1957 года Советский Союз запустил в космос первый искусственный спутник Земли. Услышав сообщение об этом по радио и отыскав на небе светящуюся красную точку, Владимир Ковалёнок уверился в мысли о том, что и люди тоже смогут полететь в космос.

Далее в Советском Союзе были пробные запуски в космос животных: материалами об этих событиях пестрели советские газеты, а на фотографиях рядом с животными всегда были люди в белых халатах — врачи. И школьник Владимир Ковалёнок логично предположил, что в космос, в первую очередь, полетят представители именно этой профессии. «После окончания школы я пошёл учиться в Военно-медицинскую академию в Ленинграде, но потом быстро понял свою ошибку и перевёлся в Балашовское высшее военное авиационное училище, которое закончил в 1963 году. После этого служил в военно-транспортной авиации, летал на самолётах Ан-24», — вспоминает космонавт.

В 1967 году был зачислен в отряд космонавтов. Здесь он познакомился и подружился с Юрием Гагариным, который тогда был заместителем начальника Центра подготовки космонавтов. «За время работы мы неоднократно совместно летали на том самом самолёте МиГ-15УТИ,  на котором впоследствии Юрий Гагарин попал в катастрофу и погиб, — рассказывает космонавт. — Причины аварии до сих пор не установлены и выдвигаемые на этот счёт версии пока не получили своего подтверждения. Я считаю абсолютно несостоятельным предположение о том, что самолёт Гагарина попал в воздушную струю от другого, близко летевшего истребителя, и не смог выйти по этой причине из «штопора».

Космонавт поделился и личными ощущениями от дружбы с Юрием Гагариным: «Это был доступный, открытый человек, который всегда откликался на просьбы обращавшихся к нему. Он был абсолютно лишён «звёздной болезни».

Владимир Ковалёнок поблагодарил собравшихся за бережное отношение к памяти Юрия Гагарина, напомнил, что именно Чехословакия была первой зарубежной страной, которую посетил в апреле 1961 г. с «миссией мира» первый советский космонавт после своего возвращения. В Карловых Варах установлен памятник Юрию Гагарину, возле которого не только в День космонавтики лежат свежие цветы.

Сам Владимир Ковалёнок трижды летал в космос и провёл там суммарно  217 суток. Первый полёт вместе с Валерием Рюминым продлился всего 2 дня 44 минуты и 45 секунд. По плану корабль «Союз-25» должен был состыковаться со станцией «Салют-6», и там космонавты должны были провести 100 суток и принять первую космическую экспедицию, но из-за нештатного режима работы системы сближения стыковку осуществить не удалось, полёт был досрочно прекращён.

Второй полёт проходил в 1978 году на космическом корабле «Союз-29», затем на космической станции «Салют-6» Владимир Ковалёнок, который был командиром корабля, и Александр Иванченков провели почти 140 суток. Во время работы экипаж принял две международные экспедиции: советско-польскую и советско-немецкую. 29 июля экипаж совершил выход в открытый космос. Продолжительность пребывания вне корабля составила 2 часа 5 минут. «Ощущения от выхода в космос, — отметил Владимир Ковалёнок, — очень волнующие и незабываемые: Земля висит над тобой как огромный шар». Столь продолжительный полёт был совершён космонавтами впервые. По сути, он представлял собой серьёзный и достаточно рискованный научный эксперимент по изучению свойств крови человека, находящегося в космосе более 120 суток — времени полного обновления эритроцитов. Образцы крови, которые экипаж отправлял на Землю с «гостившими» на орбите экспедициями, доказали, что патологических изменений в крови человека под воздействием пребывания в космическом пространстве не происходит.

«Сейчас многие космонавты работают в космосе больше года, — говорит Владимир Ковалёнок. — Рекорд продолжительности работы в космосе за один полёт вот уже более 20 лет принадлежит Владимиру Полякову, который провёл на орбите 437 суток. Он фактически доказал, что организм человека готов к дальним перелётам, например на Марс».

Третий полёт Владимира Ковалёнка проходил на космическом корабле «Союз Т-4» в 1981 году. Тогда была произведена стыковка с орбитальной станцией «Салют-6». Весь полёт  продолжался чуть более 74 суток. В экипаж также входил космонавт Виктор Савиных. Во время работы экипаж принял две международные экспедиции: советско-монгольскую и советско-румынскую. Этим полётом была завершена программа «Интеркосмос», позволившая космонавтам и организациям дружественных СССР стран участвовать в космических исследованиях. Благодаря программе в космосе впервые побывали космонавты, не являющиеся гражданами СССР или США.

Затем Владимир Ковалёнок закончил Военную академию Генерального штаба ВС СССР, был заместителем начальника 1-го управления  Центра подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина, затем заместителем командующего 37-ой воздушной армией Верховного главнокомандования,  заместителем начальника кафедры Военной академии Генерального штаба, возглавлял Военно-воздушную инженерную академию им. Жуковского. В 1993 году ему было присвоено звание генерал-полковника авиации.

Тяжело в ученье

Владимир Ковалёнок ответил на многочисленные вопросы участников встречи, среди которых были ученики чешских школ и гимназий. «Что самое сложное при подготовке к полёту?», —  это интересовало многих. Владимир Коваленок подробно рассказал о сложностях подготовки: «Каждый космонавт должен в совершенстве знать конструкцию своего корабля и орбитальной станции, изучить физику, небесную баллистику, биомедицину и многие другие научные отрасли, разбираться в научных экспериментах, проходящих на борту станции. В один из полётов экипажу пришлось брать с собой 32 кг инструкций по научным экспериментам! Все опыты, проходящие на борту станции, имеют научное и практическое значение». Владимир Коваленок подготовил 180 печатных научных работ, защитил кандидатскую диссертацию.

Космонавт пояснил, что «подготовка космонавтов требует много сил, времени, самоотдачи». Также необходимо быть абсолютно здоровым человеком. Подготовка к выходу в открытый космос предполагает тренировку в 80-килограммовом скафандре. За каждую тренировку будущий космонавт теряет 3-4 кг веса. В скафандре особенно устают руки, ведь необходимо проводить эксперименты. Что касается выхода в космос, то в этот момент, по сравнению с тренировками на Земле, новых перегрузок Владимир Ковалёнок не испытал: выход в космос был даже более «лёгким», ведь на земле тренировке проводились в водной среде.

«Ещё один сложный момент – это психологическая совместимость членов экипажа. Конечно, с космонавтами во время подготовки и самого полёта работают психологи, но были случаи, — рассказал Владимир Коваленок, — когда экипаж отстраняли от полёта уже на космодроме Байконур практически перед стартом, а однажды даже пришлось возвращать экипаж на 11 суток раньше намеченной даты из-за психологических проблем на борту.  Чего не хватает в космосе? Конечно, в космосе не хватает общения с близкими, но при этом космонавт всегда очень занят, поэтому скучать особенно некогда».

В заключение встречи Владимир Ковалёнок подчеркнул, что сейчас профессия космонавта, возможно, и утратила ту притягательность, которой она была окружена лет 50 назад, но романтика полёта в космос, тяга к неизведанному есть и будет. Он заверил, что в космосе ещё очень много нерешённых задач, и посоветовал тем, кто хочет заниматься исследованием космоса, не отступать от своей мечты.

Ковалёнок Владимир Васильевич -лётчик-космонавт СССР, дважды Герой Советского Союза, начальник Военно-воздушной инженерной академии им. Жуковского с 1992 г., генерал-полковник авиации. Родился 3 марта 1942 г. в д. Белое Крупского района Минской области Белорусской ССР. Окончил Балашовское высшее военное авиационное училище лётчиков в 1963 году, Военно-воздушную академию им. Ю. А. Гагарина в 1976 году и Военную академию Генерального штаба в 1984 году.

Кандидат военных наук, профессор Владимир Ковалёнок служил в военно-транспортной авиации, в 1967 г. был зачислен в отряд советских космонавтов, где прошёл полный курс общекосмической подготовки и подготовки к полётам на кораблях «Союз» и орбитальных станциях «Салют». Первый полёт в космос совершил 9—11 октября 1977 г. в качестве командира космического корабля «Союз-25». Потом было ещё два полёта, причём второй продолжался 140 суток, и в ходе этого полёта был совершён 2-часовой выход в открытый космос. Третий космический полёт 12 марта — 26 мая 1981 года стал последним. После этого Ковалёнок работал заместителем начальника управления Центра подготовки космонавтов им. Ю. А. Гагарина, был заместителем командующего воздушной армией Верховного главнокомандования (стратегического назначения), заместителем начальника кафедры Военной академии Генштаба, руководил Центральным НИИ Министерства обороны по авиационно-космической технике. С 1992 года — начальник Военно-воздушной инженерной академии. С 1991 года — президент Белорусской республиканской федерации космонавтики. Генерал-полковник авиации. Кандидат военных наук, профессор. Народный депутат Республики Беларусь с 1989 по 1992 год.

Дважды Герой Советского Союза (Указы Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1978 года и 26 мая 1981 года). Награждён тремя орденами Ленина, медалями, иностранными орденами и медалями. Герой Германской Демократической Республики. Герой Монгольской Народной Республики. Удостоен Золотой медали имени К. Э. Циолковского АН СССР. Почётный гражданин городов Калуга, Пермь, Киров (Россия), Джезказган (Казахстан), Улан-Батор, Дархан (Монголия).